57e1986c

Желязны Роджер - Одержимость Коллекционера



Роджер Желязны
Одержимость коллекционера
- Что ты здесь делаешь, человек?
- Это длинная история.
- Прекрасно, я люблю длинные истории. Садись и рассказывай. Нет, только не
на меня!
- Извини. Так вот, я здесь из-за моего дядюшки, он сказочно богатый...
- Подожди. Что значит "богатый"?
- Ну, очень состоятельный.
- А что такое "состоятельный"?
- Хм. У него куча денег.
- Что такое "деньги"?
- Ты, кажется, хотел услышать мою историю?
- Да, но я хотел бы понимать, что ты говоришь.
- Извини, Булыжник, но я и сам тут не все понимаю.
- Меня зовут Камень.
- Ладно, пускай Камень. Предполагалось, что дядюшка, человек с весом,
пошлет меня учиться в Космическую Академию, но он этого не сделал. Ему больше
по вкусу гуманитарное образование. И он отправил меня в университет, в эту
допотопную скукотищу, изучать негуманоидные цивилизации. Улавливаешь мою
мысль?
- Не совсем, но, чтобы оценить, не обязательно понимать.
- Вот и я то же говорю. Мне вовеки не понять дядю Сиднея, но я вполне
оценил его возмутительные вкусы, сорочьи наклонности и страсть вечно путаться
в чужие дела. До того оценил, что даже тошнит. А больше мне ничего не
остается. Дядюшка - плотоядный идол всего нашего семейства и обожает ставить
на своем. К несчастью, он у нас еще и единственный денежный мешок, а отсюда
следует так же неукоснительно, как ИКССТ за ЭЗЕНТОМ, что он стоит на своем
всегда, во всех случаях без исключения.
- Эти ваши деньги, как видно, очень важное вещество.
- Настолько важное, что загнало меня за десять тысяч световых лет на
безымянную планету... кстати, я как раз подобрал для нее имя: Сквернида.
- ДЗАТТ невысокого полета - жаден гадина, потому у него и полет невысок.
- Да, я заметил. Хотя ведь ДЗАТТ - это мох, так?
- Так.
- Отлично, значит, с упаковкой будет проще.
- Что такое "упаковка"?
- Это когда кладут что-нибудь в ящик, чтобы переправить куда-нибудь в
другое место.
- То есть передвинуть?
- Примерно.
- А что ты собираешься упаковать?
- Тебя, Камень.
- Но я не из тех, которые скользят...
- Послушай, мой дядюшка коллекционирует камни, понял? А вы тут - разумные
минералы, единственные на всю галактику. И притом ты самый большой, другого
такого крупного я еще не встречал. Улавливаешь мою мысль?
- Да, но я никуда не хочу двигаться.
- А почему? Ты будешь самый главный во всей дядюшкиной коллекции. Вроде
как в стране слепых и кривой - король, да простится мне такое вольное
сравнение.
- Пожалуйста, не надо сравнений. Не знаю, что это означает, но звучит
отвратительно. А откуда твой дядюшка узнал про нашу планету?
- Один мой наставник вычитал про нее в бортовом журнале старинного
космического корабля. Наставник, видишь ли, собирал коллекцию старых бортовых
журналов. А журнал этот вел некий капитан Красогор, он совершил тут у вас
посадку несколько веков назад и подолгу беседовал с вашим братом.
- Как же, как же, славный старый ворчун Красогор! Что-то он поделывает?
Передай ему привет и...
- Он умер.
- Что ты сказал?
- Красогор умер. Кончился. Загнулся. Отдал концы. Вздиблился.
- Да неужели! Когда же это случилось? Я уверен, это было прекрасное
зрелище, просто великолепное...
- Право, не знаю. Но я сообщил о вашей планете дядюшке, и он решил, что ты
ему необходим для коллекции. Потому я и прилетел, он послал меня за тобой.
- Это очень лестно, но я никак не могу с тобой лететь. Мне уже скоро пора
диблиться...
- Знаю, я все прочитал про дибленье в журнале капитана Красогора, только
дяде Сиднею не показал.